Вехи судьбы

…1979 год. В Ачхой-Мартановской СШ №2 идет торжественная линейка, посвященная окончанию учебного года. Тумиша Белаева – счастливая мать, гордая за своих детей: старший сын Умар окончил школу с золотой медалью, восьмикласснику Шарипу вручили почетную грамоту. Отличных знаний добились дочери. Но главное, чему она радовалась – это всеобщая благодарность за хорошее воспитание детей, а не за их высокие отметки, хотя она всегда старалась, чтобы они учились основательно.

Жизнь не баловала ее – еще малолетним ребенком в первые годы выселения она потеряла родителей и росла сиротой. Выросла в красивую статную девушку. А когда пришел свататься Ваха – парень, который сразу пришелся ей по душе, выяснилось, что и он сирота. Непростая была судьба у этой пары, может, поэтому они ладили, жалели друг друга. Хоть и трудно приходилось, жизнь постепенно налаживалась. Ваха работал на тракторе, Тумиша бралась за любую работу. В свободное время ходила на поле, собирала картошку, капусту там, где уже прошла уборка.
Было послевоенное время, и с едой уже проблем было поменьше: зерна хватало на всех. Да и люди вокруг были открытые, добрые, всегда готовые прийти на помощь. И не только чеченцы. Там проживали полным интернационалом русские, казахи, немцы. Национальная принадлежность интересовала людей меньше всего. Важнее было, хороший ли человек.

Шли пятидесятые годы. Среди переселенцев все упорнее ходили слухи о том, что скоро им разрешат вернуться на родину. В 1957 году это, наконец, осуществилось. Но на родине их часто встречали враждебно настроенные люди, шовинистическая пропаганда работала вовсю. Вернувшиеся после долгих лет скитаний чеченцы опять вынуждены были искать себе угол или за огромную цену покупать… свои собственные дома, которые сами же и возводили. Белаевы тоже выкупили дом, где некогда жили родители Вахи. На покупку ушли все деньги, которыми располагала молодая семья. А дальше что? Чем кормить семью? Ведь работы нет, да и не предвидится. А тут письмо пришло – друзья из Казахстана звали обратно, на прежнюю должность (Ваха перед возвращением на родину был уже управляющим). Он принимает непростое решение: ехать. После того, как он там обустроился, к нему переехала и Тумиша с детьми. Встретили их тепло, как родных. Жили, как и прежде, душа в душу.

Это возвращение в село Красная Нива Тельманского района Карагандинской области оказалось благодатным для Белаевых: они поправили тяжелое материальное положение, а главное, здесь у них родились два мальчика – Умар и Шарип. Дело в том, что в семье были только девочки – Айна, Фатима и Раиса.

Когда Белаевы окончательно вернулись на родину, Ваха начал работать в совхозе «Лермонтовский». Он был хорошим трактористом и комбайнером. Тумиша пошла на стройку.

Дети помогали по хозяйству, были самостоятельны, чистоплотны, учились в охотку. Тон задавала старшая дочь – круглая отличница. Остальные тянулись за ней. Только вот младший сын, Шарип, прослыл непоседой. Но младший и есть младший – всеобщему любимцу прощали его неугомонный характер.

Так уж получилось, что из шести детей Белаевых пятеро стали медиками и только старшая в семье, Анна Вахаевна, стала учительницей. И прекрасной учительницей. Она по-прежнему работает в школе, преподает математику в старших классах. Фатима, Раиса и Залина – выпускницы медицинского училища, Умар и Шарип закончили Астраханский государственный мединститут. За плечами каждого из них – богатый опыт, это, безусловно, профессионалы. Теперь братья Белаевы практически открыли свою мини-клинику со своим УЗИ, со своим массажистом. Умар ведет прием терапевтических больных, Шарип является урологом.

– Как же получилось, что вы все потянулись в медицину? – спрашиваю Фатиму.

– Это мама «потянула», – улыбается она. – Мама очень хотела, чтобы мы стали медиками. У нас просто не было причин спорить: профессия нас привлекала. Мы внутренне были готовы стать медиками. Отец с матерью учили нас доброте, милосердию, терпимости. Жизнь показала, что это были прекрасные уроки.
А еще жизнь показала, что эти уроки всеми были хорошо усвоены. Но те Белаевы, с которыми мне довелось беседовать, во всем отдавали предпочтение Умару. Он для них как поводырь, не спросив у него совета, никто не принимает каких-либо серьезных решений. Он пользуется в семье, да и среди сельчан особым авторитетом, и это неспроста.

Об Умаре Белаеве заговорили вскоре после того, как он приехал после окончания интернатуры в родной Ачхой-Мартан. Молодой врач сразу пришелся ко двору. Работы даже тогда, в восьмидесятые годы, было много, ни днем, ни ночью не было покоя: таковы издержки его профессии. К внимательному, вдумчивому врачу пытались попасть многие, и он, как мог, старался помочь каждому.
Работать Умар начинал в районной поликлинике с. Ачхой-Мартан участковым терапевтом, с 1988 года заведовал терапевтическим отделением в больнице в том же селе. Несколько лет все шло хорошо, но потом начались годы безвременья. Врачи работали без зарплаты, перебиваясь, кто как может. Позже, когда война закончилась и жизнь наладилась, стали регулярно платить. Но зарплата была мизерной. За месяц напряженной работы с вызовами, ночными дежурствами – 3,300 рублей! Хоть бросай все. Но как бросишь то, чему посвятил всю жизнь?
У него был огромный опыт – полная выслуга лет, и он начал вести частную практику.

– Когда ты один – много ли надо, – говорит он. – Но когда семья, родные на твоей ответственности, приходится подумать и о заработке…
Он словно оправдывается перед собой. А надо ли? Он говорит замечательную фразу, и я с ним вполне соглашаюсь: «Человек должен хорошо работать и получать за это хорошие деньги».

– Не жалеете, что когда-то выбрали медицину?

– Трудности были, случалось, разочаровывался, но не сожалел о своем выборе, – говорит он.

На вопрос, помогает ли кто-нибудь в работе, Умар ответил: «Никто и не должен помогать. Лишь бы не мешали…»

– А мешали?

– Мне никто не мешал.
Он не давал повода для этого. Он никогда ни с кем не конфликтовал, да у него и времени для этого не было – он просто работал. Утром приходил в отделение и не замечал, как день прошел. Так пролетели годы …

– Было время, когда больницы пустовали, теперь люди опять потянулись лечиться, -–говорит Умар.

— Это не потому, что у нас больных стало больше?

– Больные-то всегда были. Но в какой-то период они предпочитали лечиться на дому. Их в больнице по большей части отпугивали бытовые неурядицы: отсутствие воды, неработающие санузлы и т.д. Ведь основной контингент лечащихся – пожилые люди, а их больше к покою тянет, им уход нужен. Теперь работа в больницах наладилась, они хорошо обеспечены медикаментами.

– Говорят, много лекарств-подделок появилось…

– Я не считаю, что они появились в таких масштабах, как об этом принято говорить. Сужу по результатам медикаментозного лечения – положительная динамика налицо. Работники аптечной сети сами не заинтересованы в получении подделок: не престижно, да и контроль за этим усиленный. Раньше иные аптекари, может, искали подделки, теперь боятся, что они к ним попадут.

– Как Вы относитесь к нетрадиционной медицине?

– Настороженно. Слишком много целителей развелось. Врачевание – редкий и бесценный дар, и, конечно, кого-то Бог может и наделить этим, но не верится, что в таком количестве. В большинстве своем они не имеют медицинского образования – это тоже смущает. Вызывает недоверие и то, что они берутся лечить любую болезнь, обещая при этом полное исцеление. А этого нельзя гарантировать даже при простом гриппе, ведь он может дать самые неожиданные осложнения. С доверием отношусь к травникам – тем, которые хорошо знают эту сложную науку. Лечение травами – очень трудоемкий процесс, заниматься им нужно серьезно, как, например, делает это Барон Киндаров, не нарушая главной врачебной заповеди: не навреди! В настоящее время появилось много различных биологически активных добавок – БАДов. Собственно, это те же лекарства, только растительного происхождения. В них нет ничего химического, синтетического, все от природы – вытяжка из трав и растений, балласт убирается, сок сушат или делают настойки. Я их тоже выписываю понемногу в последнее время. Они дают хороший результат.

– Авиценна сказал, что еда может быть лекарством, но может стать и ядом. По-вашему, что это означает?

– Считаю, при рациональном питании пища лечит, при нерациональном – становится ядом. Современный человек питается нерационально. Мы крайне мало употребляем натуральных продуктов. Свежие овощи и фрукты, зелень, чистая вода – все это крайне необходимо для здоровья человека, но мы больше питаемся суррогатами. Сыры, рулеты, торты, концентрированные соки вредны для здоровья. Ничего натурального в них нет. Мы поглощаем недопустимое количество мяса. Большинство наших болезней от такого питания, от нашего образа жизни. У дальневосточных народов – китайцев, японцев – очень сильны традиции в еде. Мяса они практически не едят. Они употребляют больше рыбы, различные морепродукты, сырые овощи – это гораздо полезнее для здоровья. Поэтому они живут дольше, у них дольше время, отданное на благо общества. Они и выглядят моложаво: и в восемьдесят крутят, как подростки, педали, разъезжают на своих велосипедах. У нас многие в 60-70 лет выглядят глубокими стариками. Есть такое понятие, как болезни цивилизации. Они до нас добрались. Исчезли долгожители. Думаю, причина в ухудшившейся экологии. Сильное загрязнение воздуха, повлекшее за собой не рост – а всплеск онкопатологий, легочных заболеваний. Общий повышенный уровень радиации также способствует развитию рака. Сейчас просто нашествие телефонов, айпадов, компьютеров – они все дают радиомагнитное излучение. Для молодого организма с его неустойчивой психикой это может стать непосильным испытанием. Кроме того, молодежь увлекается различными чипсами, гамбургерами, чизбургерами, употребление которых ведет к возникновению гастритов и язв, повышает риск возникновения онкологии. Иные молодые люди употребляют так называемые энергетические напитки, белковые смеси. Но чрезмерное увлечение анаболическими средствами ведет к усилению обмена веществ, создает риск возникновения рака. Наш быт способствует ухудшению здоровья людей: очень высокая плотность населения, отсутствие рабочих мест, множество нерешенных социальных проблем, частые периоды стресса…

Растет число болезней, они «молодеют». Почему так происходит? Ведь мы имеем новейшие типовые больницы и поликлиники, техническое оснащение в которых, по словам доктора, не только не уступает лучшим аналогам в регионе, но зачастую превосходит их.

– У нас не хватает хороших специалистов. Разумеется, они есть, но их не хватает. В последнее время значительно улучшилось качество подготовки наших местных кадров. Это обнадеживает. Мы многому научились – у нас уже делают химиотерапию. Раньше среда нашего обитания была здоровой, – продолжает Умар. – Людей окружала чистая, обильная зелень. Люди занимались посильным физическим трудом: сеяли, собирали урожай, косили сено, по вечерам собирались вместе, помогали друг другу, синкъерам был традиционным видом отдыха. Люди ни о чем не тревожились, хоть жили нелегко. Они еще не знали жадности, зависти. Теперь мы стараемся дом поставить не хуже, чем у соседа, машину покруче купить… Мы слишком зависим от материальных благ. У одних материальный уровень поднялся, другие стараются не отстать. Таким образом человек во всем себя ограничивает, отказывая себе порой даже в самом необходимом. А если он рационально не питается, не отдыхает, откуда будет здоровье? Речь даже не о пожилых людях. Если посидите день на приеме, удивитесь, как много болеет молодых, какие у них диагнозы. Где это видано, чтобы у незамужней молоденькой девочки был полный желчный пузырь камней? Инфаркты в молодом возрасте – не редкость, давление едва ли не у каждого второго посетителя.

– Что теоретически сделать, чтобы люди меньше болели?

– Прежде всего, привести в порядок экологию – среду нашего обитания, позаботиться о ее чистоте. Делать хотя бы то, что сделать мы в силах и что сделать мы просто обязаны ради себя, ради наших детей. Прежде всего, не вываливать мусор, где попало. Бороться с пылью, полить водой, подмести участок около своего дома – вроде не сложно. Не гоняться за призрачным богатством, уповать на Бога, довольствоваться тем, что есть, правильно распределять свои силы, не позволять отрицательным эмоциям брать верх над своими чувствами. Есть побольше свежих овощей и фруктов, рыбы, поменьше мяса. Вообще отказаться от разных рулетов, тортов, других сладостей в закрытых упаковках (их доктор назвал отравой – авт.). Заниматься спортом или физической работой. Меньше сидеть перед телевизором. Телевидение наносит человеку едва ли не самый большой вред. Оно губит нашу молодежь. Оно учит красиво жить, добиваясь всего некрасивыми методами. Не достигать благополучия упорным трудом, а грабить, убивать и т.д. Я уж не говорю о полной атрофии чувства стыда у участников и ведущих во многих передачах. Познавательная сторона почти отсутствует. Считаю, процентов 50 испорченной молодежи – на совести Центрального телевидения. Ее (молодежь) просто зомбируют. То же можно сказать об игровых автоматах: дети, которые увлекаются компьютерными играми, вырастают с больной психикой.
…Мы приехали к Умару Белаеву по просьбе его пациентов и их родственников, которые просили рассказать о нем, поблагодарить его за долголетний и безупречный труд. Приехали после завершения рабочего дня. Но доктор все еще был на приеме. Люди очень тепло отзывались о нем. Но они могли ничего не говорить – то обстоятельство, что они пришли именно к нему, говорило само за себя.
Умар Белаев женат. Его супруга Аза – истинная чеченка, выросшая на лучших народных обычаях и традициях. Она – настоящая хранительница очага: привлекательная, очень гостеприимная, доброжелательная, покладистая жена и любящая мать. Главное богатство любого дома – дети. Их у четы Белаевых пятеро – и все прехорошенькие: Асет, Макка, Милана, Ясмина и долгожданный наследник – Магомед.

Умиша Идрисова

№ 116 (2300)