Сугаип-мулла Белгатоевский: жизнь, деятельность и религиозно-философские воззрения

(Продолжение. Начало в № 63,65)

Он активный участник организованного большевиками съезда чеченского народа, который состоялся в начале 1923 года в Урус-Мартане. На этом съезде он выступил с речью в поддержку советской власти. Именно его участие, влияние на массы верующих явились фактором, принятия чеченским крестьянством советской власти. В истории Чечни этот исторический факт не зафиксирован. Так, во втором томе «Очерков истории ЧИАССР» утверждается, что «16 января 1923 года в селении Урус-Мартан при активном участии А.И. Микояна, К.Е. Ворошилова и С.М. Буденного состоялся съезд трудящихся Чечни, на котором провозглашена Чеченская автономная область» [10, с. 92]. Об этом съезде чеченского народа, состоявшемся в Урус-Мартане, ничего не сказано в «Истории Чечни» [6, c. 308]. Однако в ней приводится событие, предшествовавшее ему — постановление Президиума ВЦИК СССР от 30 ноября 1922 г. об образовании Чеченской автономной области.

Процесс становления советской власти в Чечне имел сложный и противоречивый характер. В общественном мнении того времени бытовали различные идеи поиска независимости горских народов, освободившихся от царской империи, разрушенной большевиками, меньшевиками и пр. силами. Присутствовали идеи, имеющие разновекторные ориентации, были сторонники сохранения монархии, сторонники и противники советской власти, сторонники создания объединенного светского государства народов Кавказа и шариатского государства. В этом процессе принимали участие известные общественные, религиозные деятели А. Мутушев, А. Шерипов, Т. Эльдерханов, Дени Арсанов, Сугаип-мулла, Али Митаев, Ибрагим-Хаджи, Белу-Хаджи, Джу Акаев и многие другие известные чеченцы.

Участники съезда Сугаип-мулла, Т. Эльдерханов поддерживали советскую власть, которая ими характеризовалась как народная, а чеченский народ призывался на ее поддержку. Ее противником был Али Митаев, выступивший с речью, в которой говорил, что у большевиков на языке мед, под языком яд, им нет веры, немного окрепнув, они обезглавят наш народ, заберут лучших наших сынов, будут их пытать, мы не будем хозяевами нашей земли, богатств, мы перестанем быть мужьями своих жен. Он призывал не спешить с поддержкой советской власти [11, c. 80].
Тем не менее, Али Митаев стал членом Ревкома ЧАО, отвечал за охрану железной дороги от Чечни до Хасавюрта. Хотя в последующем он был репрессирован, расстрелян.

Есть легенда, что Сугаип-мулла был прекрасным стрелком, на стрельбище с офицерами царской армии в Шалях он выиграл пари и был одарен часами. В 1924, и в 1928 годах советская власть его подвергала аресту, причиной тому – его религиозный авторитет. Это происходит независимо от того, что он выступал в 1923 году на съезде чеченского народа в присутствии С.М. Буденного и А.М. Микояна и призывал народ признать советскую власть. Но его речь ни в устной, ни письменное форме не сохранилась.

Его дом советская власть конфисковала (есть и другая версия, что сам шейх его добровольно передал власти, мотивируя свою лояльность к ней), в этом доме размешался районный суд, потом отделение милиции, которое и поныне там. Сугаип-мулле принадлежит знаменитое высказывание: «Къоламо шен дена шен дакъа ло; къолано шен дена дакъа ло», в этих словах есть глубокий философский смысл, смысл знания, смысл чести и бесчестия, закона и незаконности, святости и греховности. Умер Сугаип-мулла в 1932 году в селении Шали и похоронен на сельском кладбище, и тогда и поныне его могила является местом паломничества его сторонников, над могилой сооружен къуб и он является зийаратом. У Сугаипа-муллы было двое сыновей — Аббас и Имран. Аббас в переломный момент, когда совершалась революция был общественным лидером. Он умел читать Коран, но богословом не был.
В 1920 году Аббас входил в Ревком Чечни на правах Наркома земледелия, когда советская власть сделала резкий поворот против религии, он оказался в немилости и вел частную жизнь. Известно, что Аббас, как и его отец, был сторонником получения образования чеченскими детьми и во время депортации народа в Казахстан решительно требовал, чтобы родители непременно отправляли детей в школы. Он умер в 1965 году и похоронен рядом с отцом на кладбище г. Шали, и у них с отцом один зийарат. Второй сын Имран был религиозно-образованным человеком. С ранних лет исполнял секретарские обязанности при отце, издал типографским способом несколько книжек по исламу. По преданию Сугаип-мулла жил 118 лет, по данным переписи населения он жил 95 лет. Все записанное нами, записано со слов Абдуллы Киндарова, известного в Республике человека. К сожалению, о сохранности арабо-графических текстов у наследников Сугаипа-муллы моему собеседнику ничего не было известно.

Член Совета по делам религиозных культов при Совете министров СССР П.А. Задорожного, побывав в командировке в ЧИАССР 30 августа 1960 года, он писал, что братство Сугаипа-муллы содержит 80 человек. Оно распространено в Шалинском районе и его возглавляет Аббас Гайсумов, который организовывает моления у себя дома, также в с. Белгатой и в некоторых других населенных пунктах [12, c. 948].

Моральный авторитет мусульманского духовенства Чечни, как известно, завоевывался у населения упорной многолетней борьбой против царизма. Сугаип-мулла – один из главных фигурантов этой борьбы. Он вел борьбу против царизма, организовал шариатский полк в войне против белогвардейцев в Чечне.
Сугаип-мулла на шариатском суде рассматривал дело о воровстве, в котором был замешан его односельчанин и однотайповец. После того как судья вынес справедливое решение, осудившее однотайповца, тот стал его укорять в том, что, будучи отнотайповцем-белгатоевцем, он не занял его сторону. Судья ответил, да, мы-то с тобой белгатоевцы, но ведь шариат-то не белгатоевцы создали.

Состарившиеся скотокрады пришли к Сугаипу-мулле и рассказали о своих похождениях. Когда раскрывалась совершенная ими кража, они уклонялись от ответственности и избегали наказания. После красочного описания своих деяний воры спросили, что же их ожидает в загробной жизни. Сугаип-мулла ответил: уклоняясь, Вы, попадете в ад [1, с. 7].
Сугаип-мулла, оказавшись в ссылке в Калуге, вспоминая сосланного по ложному обвинению своего друга, шейха Элаха, сочинил о нем назму (религиозную песню). В ней сообщается, что, сочинившие ложь о нем, опутали его, а потому он подвергнут аресту. Закованный в железные кандалы, сослан в Сибирь, над ним совершено большое зло. «Насильники проигнорировали, — поется в назме, — его глубокую ученость и иссушили море знаний». В назме поется, что истинных мусульман вылавливают, как диких животных. Обращаясь к Всевышнему, Сугаип-мулла восклицает: посмотри, как они издеваются над ними, спаси их от вероломства! [1, c. 10-15].

Социально-философские воззрения

На основе своего наблюдения чеченского общества, действующих в нем лиц и политических сил Сугаип-мулла составляет концепцию иерархического общественного устройства и показывает трансформации, происходящие в нем. Для выявления ее основных позиций мы опираемся на публикацию «Так говорил Сугаип-мулла» [13], опубликованную в 1999 году в газете «Ичкерия». В основе этого материала лежит рассказ Абузара Сумбулатова.
Сугаип-мулла считает, что общество состоит из двух слоев: высшего и низшего. К первому слою он относит народ, ко второму – рабов. Описывая низший слой, он утверждает, что в него входят великое множество людей, разделяющихся на три типа.

Первый тип низшего слоя отличается низким ростом, непривлекательной внешностью, ограниченным умом, склонностью к чрезмерной еде, питье, сну и активному размножению. На чеченском языке он дает этим людям название «1уьтнаш» – «чурки». Второй тип низшего слоя – это те, кто ростом немногим превосходят первых, они энергичны, всегда шумящие во время разговора, подпрыгивающие на пятках. Их он называют «хардангаш» (чеч. харданг – гортань, в переносном смысле – петушок, у которого прорезался голос), которым послушны чурки. На тысячу чурок приходится один петушок. Третий тип низшего сословия – это «бежлой», то есть «козлы». Их характеристика такова: высоки ростом, имеют привлекательную внешность, одеваются со вкусом, не имеют своего ума, но они научились складно говорить. Их пристально внимают 1уьтнаш и хардангаш. На тысячу «харданг» приходится один «бож».
В определенный исторический период «бож» оказывает влияние на «хардангаш», заводит, возбуждает их, а те в свою очередь приводят в волнение «1уьтнаш». Объединившись под влиянием «козлов», они устраивают смуту, потрясают страну, позорят нацию. Как видно, этот маргинальный социальный слой, по мнению Сугаипа-муллы, представляет собой большую опасность для общественного развития.
Высшее сословие чеченского общества, по мнению Сугаипа-муллы, делится на следующие типы: «боьрш» («мужчина»), «стаг» («настоящий человек»), «къонах» («рыцарь», «герой», «витязь»).
«Боьрш»-мужчина выражает и отстаивает интересы своего дома, двора и отвечает за состояние дел на локальном участке общества. «Стаг» -«настоящий человек» ответственен за село, район. «Къонах» — «герой» ответственен за страну, край. Он рождается в сто лет один раз, хорошо, если на один век их будет несколько.
Видя смуту, устроенную низшим сословиям, осуждая их действия, высшее сословие часто самоустраняется от общественных, общенациональных дел. Пользуясь этой пассивной позицией высшего сословия, чурки, петушки и козлы устраивают безобразия, беспорядки, устраивают бесчинства. Таковы метафорические высказывания Сугаипа-муллы, переведенные нами на русский язык.

Конечно же, сравнение общественной системы с животным миром – это редукция — сведение сложного, противоречивого социального организма к простому биологическому организму, то есть упрощение. Эта схема, которая не может дать адекватной картины социальных отношений, социальной стратификации, складывающейся в обществе. Сугаип-мулла, наблюдавший иерархические отношения, присущие животному миру, экстраполирует их на социальную систему. В философии этот метод называют редукцией, и он часто используется для осмысления более сложных явлений, сводя их к простым, пытаясь применить известные законы к неизвестным.
Такое сравнение с определенной долей приближения допустимо к анализу общественных отношений, позволяющих раскрыть социальное расслоение, хотя оно условно, в значительной мере умозрительно.
Концепция Сугаипа-муллы о социальном хаосе, устраиваемого маргиналами, изложенная в упрощенно и в метафорической форме, в определенной мере подтверждается общественной практикой начала 90-х годов ХХ века. Отход национальной интеллигенции, здравомыслящих людей, получивших основательное образование, являвшимися известными специалистами в области промышленности, сельского хозяйства, учителями и врачами, от активной жизненной и политической позиции привело к тому, что социальные маргиналы, воспользовавшись кризисом власти в СССР, в регионах страны, сумели совершить государственный переворот в Чечне под предлогом создания независимого от Российской империи чеченского государства.

Созданное им «государство» превратилось в криминальный анклав, в котором отсутствовал закон, общественный порядок. Совершались такого рода преступления, которые в брежневский период были немыслимы. Дело доходило до того, что чеченцы похищали чеченцев, требовали выкупа. Они, следуя бесконечным инстинктам жадности, воровали, грабили все, что осталось от многочисленных предприятий, складов, созданных советской властью.
В некоторых селах были построены благоустроенные подвалы для содержания за мзду похищенных людей. Это было время торжества социальных маргиналов, устроенного ими не только политического хаоса, но и криминального режима. Помнится, когда во время грабежа воинских складов «1уьтнаш» громили склады, растаскивали оборудование, продукты, обмундирования. Они уносили все то, что им попадало в руки: солдатские кальсоны, портянки, свиные консервы. Выхватывая друг у друга, наворованные вещи, устраивали драки. При этом демонстрировалась вся их глубинная суть – отсутствие чести, достоинства. Это было время маргиналов, эта была их стихия. Им характерна была алчность, каждый из них стремился урвать свой кусок счастья от гибнущего государства. Эта категория людей совершенно не думала над тем, что на несчастье нельзя построить счастье.

Маргинальный слой в обществе значителен и в современных условиях, его представители часто мелькают на экранах ТВ. Нет сомнения в том, что при очередном политическом повороте в центре, регионе он активизируется, осуществляя свою разрушительную деятельность. В условиях социального и духовного кризиса в обществе периодически воспроизводятся меркантильные и аморальные ценности, часто их носителями и являются социальные аутсайдеры.
В такой социальной обстановке достойные, образованные и нравственные люди, интеллектуалы, входящие в высший слой общества, оказываются сначала в самоизоляции, а затем в искусственной изоляции. Они не вписывается в систему новых социально-политических отношений. Такая ситуация сложилась в России, когда интеллектуальная часть общества была оттеснена на периферию общественной жизни слоем «нуворишей», отличающихся жестокими «хватательными» способностями. «Прощай разум, долой мораль!», думается, – приемлемый лозунг маргинального слоя общества.

В.Х. Акаев, д. филос. н., академик АН ЧР
М.Д. Солтамурадов, к. филос. н., ведущий научный сотрудник ИГИ АН ЧР

№66 (1749)