Духовное достояние республики

В марте 2012 года в Министерстве культуры ЧР отмечали пятилетие со дня назначения Дикалу Музакаева на пост министра культуры ЧР и одиннадцать лет с того момента, как он возглавил творческий коллектив ансамбля «Вайнах». А в апреле текущего года исполнится 20 лет с тех пор, как им был организован фольклорный ансамбль песни и танца «Нохчо». Накануне состоялась встреча министра культуры с представителями СМИ ЧР. По словам Дикалу Музакаева, важным в культуре является все, но в первую очередь культура должна удовлетворять потребность населения в высококачественной духовной пище.

— Насколько власть благодатно воздействует на общественную среду и понимает ценности культуры народа и профессионалов, обеспечивающих творческой продукцией население, настолько, на мой взгляд, зависит деятельность культуры и ее благотворное влияние на общественную среду, — говорит Д. Музакаев. — Люди видят и оценивают только наши публичные мероприятия, праздники и концерты. Но это лишь малая часть тех обязанностей, которые возлагает на нас государство и народ. Главная деятельность Министерства культуры заключается в сохранении возрождения и популяризации материальной культуры, историко-архитектурного направления, которое мы утратили на 99%. В Грозном разрушены почти все архитектурные сооружения, которые являлись памятниками культуры и истории чеченского народа. Любая деятельность, связанная с историей культуры народа, требует компетентности и лицензированного права, если это касается восстановления памятников истории и культуры ЧР. В этом направлении Министерство культуры делает все возможное.

Д. Музакаев напомнил, что во времена ЧИАССР проводились археологические экспедиции по изучению края, культуры и быта народа, а также о том, какой сейчас страшной бедой современной Чеченской Республики являются «черные» копатели, которые несанкционированно проводят археологические раскопки и за копейки продают исторические ценности, которые находят в курганах и могильниках, не зная цену этим вещам.

— Чтобы национальное богатство не растаскивалось, власти и народу нужно вместе противостоять «черным» копателям, — сказал Д. Музакаев. — Если фонды Чеченского краеведческого музея на начало военных действий составляли 342 тысячи единиц, то после десятилетней деятельности формирования музейных фондов их осталось всего 32 тысячи единиц. Нечистоплотные граждане вывезли национальные богатства ЧР вместе с паспортами. Пропал и перечень ценностей. Нам не оставили возможность показывать наглядно свою историю, отняли ее у молодежи, которая сегодня вырастает на синтетическом искусстве, не опираясь на свои этнические корни. Поэтому в обществе появляется непонимание друг друга, — добавил Дикалу Абузедович. – Нужно базировать и воспитывать само общество, определять ценности через традиционную культуру народа. Культура в целом является ценностью общества. К сожалению, в ЧР мало искусствоведов, нет взаимодействия с профессиональными деятелями искусств. В любом обществе важны грамотные кадры. Развиваться может только человек, получивший образование. Все остальное определяет практика и профессиональная среда. Ежегодно из стен вузов выходят дипломированные специалисты, а мы испытываем дефицит в профессиональных кадрах.

Министр перечислил: «В ЧГУ есть факультет актерского искусства, в ЧГПИ – музыкальный факультет и изобразительное искусство. Но нужны, — отметил он, — профильные вузы, к примеру, вуз профильного искусства и культуры, где могли бы учиться студенты со всех регионов Северного Кавказа». По его мнению, культурная среда при этом поменялась бы в одночасье, а потребность в профессиональных кадрах в регионе была бы полностью удовлетворена. В ЧР есть неплохие организаторы, администраторы, но профессионалов — единицы.

— Я являюсь непосредственным руководителем ансамблей «Вайнах» и «Нохчо», и отвечаю за их творчество, — пояснил Д. Музакаев. – Ансамбль «Вайнах» сегодня признает вся Россия. Сейчас он входит в пятерку лучших коллективов России и вполне может претендовать на первое место. Он узнаваем и любим даже руководством РФ. Его признает весь хореографический мир. За этим стоит титанический труд ребят. Как министр культуры, я обязан заявить, что вершиной профессионального искусства, вершиной выражения души и морали является музыкальный театр и симфония. Поэтому я всю жизнь мечтаю о создании музыкального театра.

Дикалу Абузедович сообщил, что 20 апреля в день юбилея ансамбля «Нохчо» состоится гала-концерт.
20 лет — это немалый срок. Напомним, что идея создания данного коллектива принадлежит Д. Музакаеву. В свое время ансамблю для репетиций предоставил помещение в безвозмездное пользование руководитель Общества глухих Сулейман Дукузов. Здесь Д. Музакаев и проводил репетиции с ансамблем «Нохчо». В течение года они работали, создавая программу. Потом у них появился спонсор Усам Хакимов. После первого выступления ребят в Театрально-концертном зале работу коллектива оценил Абдул Киндаров. А после второго выступления ансамблю «Нохчо» был присвоен государственный статус театра фольклорного танца, определен штат и бюджет. Коллектив стал востребован чеченским народом. Дикалу работал в этом коллективе директором и главным балетмейстером. В ансамбле трудились М. Зурабов, Б. Упаев, М. Нанаев, Т. Дидигова, А. Асхабова, Я. Магомадова, П. Ахмедова, Л. Кагирова, М. Музакаева, Р. Кагерманова. С-Я. Яскаев был и конферансье, и в оркестре играл. Кроме него и В. Идрисова, в оркестре работали А. Даштамиров, С. Попеянц, С. Макартумян, Хуршид Джавадович, которого все считали своим — чеченцем. Он был единственный человек в республике, игравший на чеченской скрипке. Аранжировки делал Артур Даштамиров. Он был одаренным гармонистом. Все музыканты играли чеченские мелодии в первозданном виде. В 1993 году состоялся первый выезд ансамбля на международный фестиваль «Айдин-93» в Турцию, где они взяли Гран-при. Затем дали большой концерт в Вильнюсе, пленив своим искусством зрителей.

— Наш ансамбль базировался тогда в кинотеатре «Родина». Мы развивались, нам выделили транспорт, стали платить зарплату, — отметил Д. Музакаев. — Я искренне благодарен бывшему министру А. Киндарову за поддержку нашего коллектива. В 1995 году, когда освободили Грозный, «Нохчо» первым из творческих коллективов был на сцене. А в октябре мы дали первый концерт в Черноречье. Поначалу были угрозы взорвать нас, если мы выступим, но все обошлось. В зале был аншлаг, а после концерта молодые люди угостили нас ужином в открытом кафе на берегу Грозненского водохранилища. Это был памятный вечер, островок надежды, культуры среди руин и войны, — вспоминает Д. Музакаев. — А в 1996 году масхадовская власть решила объединить два ансамбля «Вайнах» и «Нохчо». Но на самом деле все делалось, чтобы убрать меня. По этому поводу нас собрал Ахмед Закаев, и я сказал, что если я мешаю, то уйду, но пусть они оставят коллектив. Но они не согласились. Тогда я ушел, а через неделю Руслан Аушев назначил меня руководителем ансамбля танца «Ингушетия», где я проработал 5 лет. Вернулся домой лишь тогда, когда за мной прислали танцоров с ансамбля «Вайнах».

На должность руководителя ансамбля «Вайнах» Музакаева назначил Ахмат-Хаджи Кадыров, который дал ему всего два месяца на подготовку. Но обещал оказывать всяческую помощь. Распоряжение Ахмат-Хаджи он выполнил с опережением на 3 дня. 18 мая в Краснодаре состоялся большой концерт ансамбля «Вайнах». Что касается ансамбля «Нохчо», то уже Рамзан Кадыров предложил набрать талантливую подростковую молодежь и сделать из «Ловзара» («Нохчо» был переименован ичкерийцами) промежуточный юношеский коллектив между детским и взрослым ансамблями, чтобы артисты из «Нохчо» потом могли попасть на работу в «Вайнах». Это было мудрое решение Рамзана Кадырова, чтобы не было противостояния в творчестве. Совмещать все три должности сложно и нелегко, но Дикалу Абузедович по сегодняшний день успешно справляется, хотя на семью его уже не хватает. В прошлом году ансамбль «Нохчо» выезжал на Х Альпийские игры, где было 5 тысяч участников, и привез оттуда 32 золотые медали. Так «Нохчо» стал лучшим коллективом в России.

— Дикалу Абузедович, что Вам еще удалось сделать на посту министра?

— Мы создали Департамент по охране культурного наследия при МК и начали работать по сохранению памятников культуры, истории архитектуры ЧР. Департамент проводит мониторинг по республике, выявляет новые памятники, работает над составлением перечня уже существующих и выводит из перечня памятники, утратившие существование. Будем работать над консервацией наших памятников, которые, к сожалению, растаскиваются местными жителями. Поэтому со всеми муниципальными образованиями мы заключили договора охранных обязательств.

— Какие проекты из реализованных министерством за пять лет были наиболее значимыми?

— Положительные плоды дал театральный проект «Зама». Сейчас мы восстанавливаем здание театра имени М.Ю. Лермонтова, но нас не менее волнует труппа и репертуар, потому что цели и задачи драмтеатра – это сохранение, развитие, популяризация и пропаганда русской драматургии. Это делается государством в целях сохранения единого пространства на территории РФ. В данное время в театре Лермонтова находится режиссер В.П. Поглазов, который будет ставить пьесу Гоголя «Ревизор», ее готовят к открытию здания театра Лермонтова.

В этом году у нас нет возможности направить людей учиться в российские вузы. Но в прошлом году молодые люди были направлены на учебу в ГИТИС, консерваторию и в Щукинское училище. Республике нужны специалисты для развития народного творчества по нашим муниципальным образованиям, особенно в направлении классического музыкального искусства. По созданию симфонического оркестра меня поддержал Рамзан Ахматович. Я ему искренне за это благодарен. Но в республике нет ни одного классического музыканта. Поэтому мы создали свой камерный коллектив из 20 человек на основе симфонического оркестра Северной Осетии-Алании. Конечно, плохо, что он состоит не из местных артистов. Мы считаем себя цивилизованными людьми с общечеловеческими ценностями и пониманием, что у нас должны быть местные авторы, композиторы, должна звучать мировая классика. Классическая музыка — это космическая музыка, она лечит, очищает сердца, делает людей воспитанными, благородными, мыслящими.

— С чего начинается культура народа?

— По моему мнению, культура начинается с человека, т.е. с субъекта общества. Мне кажется, что все на этом свете начинается и заканчивается человеком, самым ценным существом от Создателя. Власть, жалеющая средства на развитие культурной среды, которая и есть общество, потратит на последствия бескультурья в 100 раз больше! Мне кажется, чтобы создать предсказуемое гражданское общество, в первую очередь деньги надо тратить на образование и культуру. И руководство нашей республики это понимает.

— Ваши планы на ближайшую пятилетку?

— Моя мечта — довести до логического конца создание симфонического оркестра. Чтобы у нас был Союз композиторов, Союз театральных деятелей. Сегодня у нас нет среды для создания Союза хореографов из-за отсутствия профессионалов. Это кадровые проблемы. Без симфонического оркестра не может быть речи о создании музыкального театра. А еще есть заветная мечта, к которой я близко подошел — это создание Театра танца народов мира имени М. Эсамбаева. Если этого не сделать, то через 10 лет молодежь и не вспомнит об этом великом человеке. В разных регионах я уже ставил танцы народов мира. Почему бы не поставить их с нашими ребятами? И почему для этого я должен ездить в Башкирию?

— Будет ли восстановлено музыкальное училище?

— Это опять упирается в кадровый потенциал. Сегодня я с трудом набираю педагогический состав в национальную музыкальную школу с двумя отделениями: классическим и народным. Уже 200 детей там учатся. Года через три появится возможность создать из этой школы музыкальный колледж, а в будущем — вайнахскую академию искусств, где будет музыка, вокал и театральное искусство. Тогда появится и кадровый, и педагогический потенциал.

— Дикалу Абузедович мы благодарны Вам за такую обстоятельную беседу, в которой Вы подробно осветили состояние культуры ЧР. Мы также поздравляем Вас с тройным юбилеем, с такими значимыми для Вас датами.

Шамхан Ледиев

№61 (1744)